СОВЕТСКАЯ СТРАТЕГИЯ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Великая Отечественная война явилась суровой проверкой не только жизнеспособности советского государственного и общественного строя, но и военной мощи страны, крепости и боеспособности Советских Вооруженных Сил, правильности теоретических принципов советской стратегии, разработанных в предвоенные годы.

Советская военная стратегия как наука и как высшая область военного искусства выдержала испытания войной. На полях гигантских сражений подтвердилась научная обоснованность основных положений советской стратегии, предвоенных взглядов на характер надвигавшейся войны, на роль в войне различных видов вооруженных сил и способы их стратегического применения.

Наша военная стратегия рассматривала войну Советского Союза против коалиции империалистических государств как войну классовую, длительную, которая с самого начала примет ожесточенный и бескомпромиссный характер. Она будет вестись многомиллионными армиями и потребует предельной мобилизации материальных и духовных сил воюющих сторон. Исход войны в значительной мере будет зависеть от способности тыла страны обеспечивать фронт людскими резервами, материальными средствами, духовными силами более продолжительное время, чем на это будет способен противник.

Считалось, что будущая война Советского союза в силу его географического положения примет в основном континентальный характер. Поэтому большое внимание уделялось развитию сухопутных войск. Вместе с тем важное значение придавалось и другим видам вооруженных сил и родам войск. Это полностью отвечало нашей военной доктрине, в основе которой лежало положение, что достижение целей в войне возможно только объединенными усилиями всех видов вооруженных сил при решающей роли сухопутных войск. Правильно определялась роль видов вооруженных сил и родов войск в войне. Совершенно обоснованно отвергались буржуазные теории «воздушной войны», «танковой войны», а также ставка на «молниеносную войну».

Наступление рассматривалось как важнейший вид стратегических действий вооруженных сил, основой которого являлась теория глубокой операции, разработанная в Советском Союзе в 1930-х гг. Она предусматривала одновременное подавление противника на всю глубину его обороны, расчленение, окружение и разгром его войск по частям. Эта теория – выдающееся достижение советской военной науки, оказавшее важное влияние на успешное ведение операций Великой Отечественной войны.

Накануне Великой Отечественной войны наша военно-теоретическая мысль рассматривала оборону также закономерным видом военных действий. Однако считалось, что оборона – временный, вынужденный вид вооруженной борьбы, к которому советские Вооруженные Силы будут прибегать при невыгодно сложившейся военно-политической обстановке или неблагоприятном соотношении сил. Предполагалось, что оборонительные действия найдут широкое применение лишь в оперативно-тактическом масштабе. Возможность временной обороны на всем стратегическом фронте или на значительной его части предусматривалась лишь при отражении первого удара противника.

Все теоретические расчеты и практика подготовки войск и штабов Советских Вооруженных Сил исходили из предпосылки, что в ходе войны нам не понадобится прибегать к длительным оборонительным действиям в широких масштабах. В связи с этим в советской предвоенной теории вопросам организации и ведения стратегической обороны и, тем более, стратегического отступления должного внимания не уделялось. Все эти вопросы пришлось практически решать уже в ходе начавшейся войны, что, безусловно, отрицательно сказалось на ведении стратегической обороны.

Успешное строительство социализма в нашей стране позволило создать для Советской Армии и Флота новую военно-техническую базу. Были разработаны и пущены в серийное производство новые типы танков и самолетов.

На основе технического перевооружения совершенствовалась организационная структура частей и соединений Советской Армии. К 1938 г. был завершен переход к кадровой системе комплектования войск. В армию призывался личный состав, прошедший школу социалистического строительства, безгранично преданный своей Родине. Менее чем за два предвоенных года было сформировано 125 новых стрелковых дивизий и девять механизированных корпусов. В феврале – марте 1941 г. началось формирование еще 20 механизированных корпусов. Количество авиационных полков увеличилось на 80%. Значительное развитие получили Военно-Морской Флот и войска ПВО страны. Общая численность армии и флота к началу войны по сравнению с январем 1939 г. увеличилась в 2,8 раза и достигла 5 млн. человек, из которых 2,9 млн. находились в западных округах и флотах.

Однако ограниченное время, которым мы располагали, не позволило провести в жизнь все мероприятия, намеченные партией и правительством по надежному обеспечению безопасности границ Советского государства; не было полностью завершено и перевооружение армии и флота.

Советская военная теория, разработанная в предвоенные годы, в целом правильно определила главные тенденции развития военного дела, основное направление строительства вооруженных сил и разработала наиболее совершенные и передовые для того времени способы их боевого применения. Вместе с тем теория ограничения возможного вторжения агрессора на территорию страны не была достаточно разработана, что, несомненно, в значительной степени отрицательно сказалось на боевых действиях Вооруженных Сил в начальном периоде войны.

Заблаговременно осуществив стратегическое развертывание крупных группировок танковых и моторизированных войск на границах Советского Союза, противник сумел на избранных направлениях создать многократное превосходство в людях и технике и внезапным нападением нанести тяжелое поражение нашим войскам и в первые недели войны достичь значительных стратегических успехов. Однако сломить сопротивление Советской Армии ему не удалось.

В это трудное для Советского государства время Коммунистическая партия мобилизовала все силы страны на борьбу с захватчиками, перестроилась на военный лад, обеспечила объединение сил тыла и фронта, перенесла центр тяжести своей организаторской деятельности на руководство Советской Армией и военной экономикой.

В соответствии с ленинскими принципами единства политического и стратегического руководства в годы войны 23 июня 1941 г. была создана Ставка Верховного Главнокомандования. Президиум Верховного совета СССР, ЦК ВКП(б) и СНК СССР постановлением от 30 июня 1941 г. образовали Государственный Комитет Обороны под председательством И.В.Сталина. «В руках Государственного Комитета Обороны, – указывалось в постановлении, – сосредотачивается вся полнота власти в государстве. Все граждане и все партийные, советские, комсомольские и военные органы обязаны беспрекословно выполнять решения и распоряжения Государственного Комитета Обороны». 8 августа ставка Верховного Командования переименовывается в Ставку Верховного Главнокомандования. И.В.Сталин назначается Верховным Главнокомандующим. Все эти мероприятия позволили укрепить руководство Вооруженными Силами, мобилизовать усилия всего советского народа на отпор врагу.

Перед советской стратегией встала чрезвычайно трудная проблема – остановить наступление гитлеровских войск, сорвать план «молниеносной войны». В этой обстановке советское командование было вынуждено применить такой способ ведения войны, как стратегическая оборона, с целью остановить наступление противника, истощить его силы и уничтожить боевую технику, выиграть время для завершения полного отмобилизования советских Вооруженных Сил, подготовки резервов и создания условий для перелома в войне.

Стратегическая оборона советских войск отличалась большим пространственным размахом, высокой активностью и упорством. С первых дней войны гитлеровские войска встретили упорное сопротивление и стали нести тяжелые потери. За первые три недели войны они потеряли более 92 тыс. убитыми и ранеными и более половины первоначального состава танков. К 19 июля 1941 г. немецкие ВВС потеряли 1284 самолета. В крупнейших сражениях под Смоленском и Ленинградом, под Ровно и на правобережной Украине, под Тихвином и Ростовом, на дальних и ближних подступах к Москве вражеские войска были измотаны и обескровлены. Более двадцати фронтовых контрударов и нескольких наступательных операций провели войска Советской Армии. В этих сражениях только сухопутные войска противника к концу 1941 г. потеряли до 800 тыс. человек. Темпы наступления вражеских войск непрерывно снижались. Если за первые 18 дней войны ударные группировки противника продвигались 20-30 км в сутки, то в сентябре – октябре – лишь 3-6 км. В конце ноября – начале декабря 1941 г. вражеские войска были остановлены и гитлеровское командование было вынуждено отдать приказ о переходе к обороне на всем советско-германском фронте, так и не достигнув поставленных целей.

Таким образом, Советская Армия в 1941 г., осуществляя активную стратегическую оборону, добилась главной цели – остановила наступление гитлеровских войск, обескровила их и в конце ноября – начале декабря 1941 г. перешла в контрнаступление, нанесла мощные удары по врагу и сорвала его план «молниеносной войны».

Впервые во второй мировой войне гитлеровская стратегия потерпела поражение. В сложнейших условиях советскому военному руководству удалось захватить стратегическую инициативу в свои руки. Войска Советской армии отбросили противника к западу на 100-350 км. В итоге были достигнуты крупные военно-политические и стратегические результаты.

Стратегическое наступление в минувшую войну было основным и решающим видом военных действий Советских Вооруженных Сил. Из девяти военных кампаний, проведенных против вооруженных сил фашистской Германии и империалистической Японии, семь кампаний были наступательными и две – оборонительными (летнее–осенняя 1941 г. и летнее–осенняя 1942 г.). с ноября 1942 г. и до конца войны наши Вооруженные Силы на всем советско-германском фронте вели стратегическое наступление. Попытка гитлеровских войск летом 1943 г. организовать крупное наступление в районе Курска потерпела крупное поражение.

Советская Армия осуществляла стратегическое наступление в виде последовательных и одновременных стратегических операций, которые, как правило, проводились силами нескольких фронтов, с привлечением авиации дальнего действия, Войск ПВО страны, флота, а некоторые, как например Белорусская, – во взаимодействии с партизанами. Такая стратегическая операция была новым явлением в советском военном искусстве. В ней получили дальнейшее развитие принципы глубокой операции.

Основными формами ведения операций являлись окружение и уничтожение крупных группировок противника, дробление, рассечение стратегического фронта противника с последующим уничтожением его разобщенных группировок по частям. В ходе каждой стратегической операции одновременному разгрому подвергалось от 40 до 80 вражеских дивизий. Так было при освобождении Левобережной (осенью 1943 г.) и Правобережной Украины (в январе – марте 1944 г.), в Белорусской, Львовско-Сандомирской операциях. В результате успешного завершения операций советские войска нанесли поражение всем немецким стратегическим группировкам и к концу 1944 г. почти полностью очистили территорию нашей страны от немецко-фашистских захватчиков и перенесли боевые действия за ее пределы.

Ставка Верховного Главнокомандования, глубоко проникая в замыслы и планы противника, правильно определяла направления главных ударов и решительно сосредотачивала силы и средства на избранном направлении. Этому в огромной мере способствовали всесторонняя и глубокая оценка соотношения сил сторон на всем советско-германском фронте, на важнейших направлениях и научное предвидение влияния этого соотношения сил на ход и исход стратегических операций и военных кампаний.

При выборе направления главного удара в кампании или стратегической операции всесторонне и глубоко учитывалось значение всех политических, экономических и военных факторов для достижения поставленной цели. Советское Верховное Главнокомандование планировало главный удар, как правило, по такой группировке врага, разгром которой нарушал устойчивость его стратегического фронта и выводил советские войска к важнейшим политическим и экономическим центрам и районам на контролируемой им территории. Например, зимой 1941-1942 гг. главный удар наносился на московском стратегическом направлении по войскам группы армий «Центр», которые создали непосредственную угрозу Москве. Разгром противника под Москвой не только снял эту угрозу, нарушил устойчивость всего стратегического фронта противника, но и имел большое политическое значение.

В зимней кампании 1942-1943 гг. советская Армия нанесла главный удар по наиболее сильной группировке врага в районе Сталинграда. Разгром этой группировки нарушил устойчивость и привел к обвалу всего южного крыла фронта противника. Его войска были отброшены на 600-700 км к западу. Началось массовое изгнание врага с советской территории. Поражение немецко-фашистских войск на советско-германском фронте вызвало кризис в гитлеровском блоке. Ухудшилось военно-политическое положение Германии. Наступил коренной перелом не только в Великой Отечественной, но и во второй мировой войне в целом.

В летне-осенней кампании 1944 г. главный удар был нанесен в Белоруссии. Он обеспечил разгром немецко-фашистских войск на этом важнейшем стратегическом направлении и открыл путь советским войскам в Польшу и Восточную Пруссию; была создана также серьезная угроза флангам фашистских группировок, находящихся в Прибалтике и Западной Украине.

Из этих примеров видно, как политика влияла на стратегию, ставя перед Вооруженными силами определенные стратегические задачи. В свою очередь, успешное достижение целей стратегических наступательных операций влияло на политику, способствовало нашим переговорам в Тегеране и Ялте.

Определив направление главного удара в кампании, ставка Верховного Главнокомандования сосредотачивала здесь основные силы и средства. Так, в летне-осенней кампании 1943 г. главный удар наносился на юго-западном (Киевском) направлении в полосе 600 км, что составляло 12% всей протяженности советско-германского фронта. В этой полосе было сосредоточено 39% людей, 31% орудий и минометов, 38% танков и самоходно-артиллерийских установок и 28% всех самолетов, действовавших на советско-германском фронте. На этом направлении были подготовлены и проведены Орловская, Белгородско-Харьковская и Киевская наступательные операции.

Еще выше степень массирования сил и средств на направлении главного удара была достигнута в летне-осенней кампании 1944 г. В период, например, подготовки Белорусской стратегической операции в полосе, составлявшей 26% общей протяженности советско-германского фронта, было сосредоточено 40% личного состава действующей армии, 48% орудий и минометов, 77% танков и САУ и 53% самолетов. В результате высокого уровня концентрации сил на направлениях главных ударов советскому командованию удавалось достигать здесь значительного превосходства над противником. В Белорусской операции наши войска превосходили противника по личному составу – в 1,7 раза; по артиллерии – в 3,3; по танкам и САУ – в 5,7 и по самолетам в 3,8 раза.

Без тыла, кормившего армию, снабжавшего ее оружием, боеприпасами, техникой, были бы невозможны какие-либо успехи. Усилиями советского народа военная промышленность из месяца в месяц увеличивала выпуск танков, самолетов, орудий, минометов, боеприпасов и т.д. Так, если в 1941 г. было произведено около 6,5 тыс. танков и 12 тыс. самолетов, то в 1942 г. танков было выпущено почти 24,5 тыс., а самолетов 21,5 тыс. Были созданы мощные танковые и авиационные соединения и объединения, крупные и высокоманевренные артиллерийские соединения. Это позволило пополнить войска действующей армии людьми, боевой техникой, вооружением и последовательно по фронту и по глубине провести целый ряд крупных стратегических наступательных операций и достичь крупных военно-политических и стратегических целей в Великой Отечественной войне.

С марта 1944 г., когда советские войска вышли на государственную границу с Румынией, а в последующем – к границам Польши, Болгарии, Югославии, Венгрии, Чехословакии, Финляндии и Норвегии, перед советской военной стратегией были поставлены новые военно-политические цели и задачи – завершить полный разгром сил фашистской Германии и оказать помощь народам Европы, находящимся под игом германского фашизма.

Для достижения поставленных целей Ставка Верховного Главнокомандования провела ряд стратегических операций, в которых участвовали войска 11 фронтовых объединений, два фронта ПВО, четыре флота, 52 общевойсковых, шесть танковых, 15 воздушных армий, две армии ПВО и три флотилии. Выполняя эту последнюю стратегическую задачу, Советская Армия освободила полностью или частично территории десяти стран Европы общей площадью 1 млн. кв. км с населением 113 млн. человек и частично территории двух стран Азии общей площадью в 1500 тыс. кв. км и с населением около 70 млн. человек.

Освобождение зарубежных стран было достигнуто советскими войсками дорогой ценой. В ходе освобождения только Румынии, Польши и Чехословакии, советские войска потеряли свыше 809 тыс. человек убитыми и 1828 тыс. ранеными. Значительные потери понесли советские войска в боях при освобождении Венгрии, Югославии, Австрии, а также северных районов Норвегии. Общие потери наших войск при освобождении стран Европы составили более 3 млн. человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Наши войска понесли значительные материальные потери.

Настоящим кощунством выглядят попытки буржуазной пропаганды и ее пособников вытравить из памяти народов величие победы, одержанной странами социализма в годы второй мировой войны, освободительную миссию Советских Вооруженных Сил, помощь народам Европы в освобождении от фашистских оккупантов.

Особенностью стратегических наступательных операций при освобождении Европы явилось то, что в тесном взаимодействии с советской армией сражались Войско польское и польские партизаны, 1-й чехословацкий армейский корпус и чехословацкие партизаны, 1-я и 4-я румынские армии, болгарская армия и партизаны, венгерские и норвежские части. Советское командование поддерживало взаимодействие с Народно-освободительной армией и партизанами Югославии. Общая численность солдат и офицеров народных армий стран Центральной и Юго-Восточной Европы, участвовавших в операциях советских войск на заключительном этапе войны, составляла около 400 тыс. человек (без Народно-освободительной армии Югославии).

Великая освободительная миссия Советских Вооруженных Сил явилась ярким воплощением подлинного ленинского интернационализма.

Самоотверженный труд советского народа и громадная организаторская деятельность Коммунистической партии обеспечили в 1944 г. и в первой половине 1945 г. дальнейший рост сил и могущества нашего государства. Военная промышленность в этот период дала фронту 41,8 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок, 48,6 тыс. боевых самолетов и много другой боевой техники. Опираясь на созданную материальную базу, накопленный боевой опыт, советские Вооруженные Силы в январе 1945 г. перешли в стратегическое наступление почти на всем фронте, в котором участвовали одновременно восемь фронтов. Оно охватило полосу шириной 2100-2400 км и проводилось на глубину от 400 до 700 км. Темп наступления достигал в среднем от 15 до 25 км в сутки. Наши войска прорвали стратегический фронт противника одновременно на нескольких направлениях, что позволило окружить, рассечь крупные группировки его войск и в последующем уничтожить или пленить их.

Стратегические наступательные операции в кампании 1945 г. характеризовались смелостью замысла советского командования, решительными целями, высокими темпами наступления войск и большим пространственным размахом. Наиболее эффективными из них были Восточно-Прусская, Висло-Одерская, Венская и Берлинская операции. Последняя была одной из наиболее крупных операций всей второй мировой войны.

В течение четырех месяцев последнего года войны советские войска уничтожили и пленили 154 дивизии немецко-фашистской армии и ее союзников. Гитлеровская Германия безоговорочно капитулировала. Кроме того, 93 дивизии, согласно акту о капитуляции, вынуждены были сложить оружие.

Советская военная стратегия в годы Великой Отечественной войны продемонстрировала свою высокую зрелость и полное превосходство над буржуазной военной стратегией. Это стало возможным потому, что советская военная стратегия базировалась на фундаментальной основе марксизма-ленинизма и неизменно исходила из требований политики, выработанной Коммунистической партией и ее Центральным Комитетом.

Победоносное окончание войны против самого сильного врага – германского фашизма – продемонстрировало высокий уровень стратегического руководства советского Верховного Главнокомандования в главе с И.В.Сталиным, оперативно-стратегическую зрелость советских полководцев и военачальников, боевое мастерство и высокую выучку всего личного состава советской Армии и военно-морского Флота.

С.П.Павлов, генерал армии, профессор, выступление на научной конференции, посвященной 25-летию победы над фашистской Германией, Москва, май 1970 г.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: